Современная архитектура храмов. О храмовом зодчестве

Содержание
  1. Современный храм. Современный образ православного храма
  2. Page 3
  3. Митрополит Антоний: Какой должна быть современная храмовая архитектура?
  4. Для воцерковлённого человека храм не может быть только «объектом созерцания»
  5. Моя малая родина очень богата на деревянное церковное зодчество
  6. Главное — чтобы не были нарушены принципы архитектуры храма и чтобы было удобно молиться
  7. Современный храм – аскетичный, функциональный, нетиповой?
  8. Во все эпохи храм был передовым образцом архитектуры
  9. «Архитектурный эксклюзив» и «архитектурный ширпотреб»
  10. Образ современного храма–аскеза
  11. «200 храмов»: «качественные итоги» программы
  12. Полезен ли взгляд на Запад?
  13. О критериях выбора проектов и авторском праве
  14. Допустима ли смелая архитектура в православном храме
  15. Через стеклянную стену будет виден уникальный природный ландшафт 
  16. Долой храм-хрущевку, даешь – храм-эксклюзив!
  17. С заботой о людях
  18. Устройство православного храма внутри и снаружи: описание, фото, схемы + архитектурные особенности и ключевые элементы
  19. Формы храма
  20. Купол храма
  21. Церковные колокола
  22. Крест на храме
  23. «Устройство православного храма»
  24. Описание внутреннего строения храма
  25. Притвор
  26. Основная, или средняя часть
  27. Солея
  28. Амвон
  29. Клирос
  30. Иконостас
  31. Алтарь

Современный храм. Современный образ православного храма

Современная архитектура храмов. О храмовом зодчестве
simeonnДаже не обладая глубокими познаниями в архитектуре, мы сможем отличить церковь X века от церкви XVII века. Cравните византийские соборы с сохранившимися доныне русскими церквями, разница очевидна, эту разницу можно назвать нашей русской традицией.

Религиозная архитектура на протяжении всей своей истории имела развитие в соответствии с контекстом времени и места. В современном мире церковь и церковное искусство должны развиваться, но не теряя своей сути.

На рубеже XIX и XX веков, шел в чем-то сходный процесс, процесс поиска, который обернулся возвращением к основам нашей церковной архитектуры, итогом явилось обретение новых стилей и форм.

С приходом революции этот процесс застыл, а после распада СССР все еще не возникло осознание смысла и форм реализаций современного церковного искусства и храмовой архитектуры в особенности.

На данном этапе идут попытки продолжения модернистской традиции начала XX века, а также реализуется множество проектов на копийной основе. Проблема образа современного храма стоит очень остро и он остается открытым, хотя в последние годы наметились тенденции по обсуждению данной проблемы, проводились конкурсы. В Москве идет проект «200 храмов». Все это обнажает множество проблем.

Современный молодой архитектор Даниил Макаров считает, что если продолжить традицию начала XX века, то наша храмовая архитектура пройдет все те же этапы, что и западная, но с запозданием и придет в итоге  к тому же, поэтому он предлагает «совершить прыжок через столетие.

Изучая наследие 20 века, не реанимировать его в постройках, не повторять ошибки прошлого, а искать образ храма в рамках современной архитектуры. Не модернизма начала 20 века, разрушительного по своей сути и имеющего отголоски сегодня, не постмодернизма, перевернувшего смыслы.

При таком подходе мысль архитектора будет искать наилучший способ выражения образа храма, а не пытаться подбирать стилевые компоненты прошлого,  копрометируя себя путаницей их использования в попытке увязать формы с современными технологиями.

Это дает нам возможность использовать культурные наработки в современных православных храмах без смысловых противоречий.

При этом вечная составляющая храма останется неизменной, а изучение традиции древнерусского зодчества позволит понять особенности православного храма и сохранить идентичность».

Лично я бы хотел видеть современный образ храма аскетичным, выраженным  в чистых формах, при этом, чтобы храм сохранял свою сущность, делающую его храмом.

Хочется видеть образцы «простой» архитектуры, но простоты не в примитивном понимании. Обращение к истокам.

Храм это прежде всего литургически-символическое освоение пространства как в интерьере, так и в экстерьере, воплощение форм должно служить осмыслением этого и обращать нас к Богу.

Из современных проектов, которые я смог найти, творческое объединение «Квадратура Круга», — два молодых архитектора Даниил Макаров и Иван Земляков, выражают наиболее глубоко и актуально эти мысли. Рекомендую ознакомиться с описаниями к их проектам на сайте Квадратуры Круга, очень интересная смысловая составляющая скрывается в каждой работе.

Миссионерский храм

Скитский храм

Образ балканского храма. Малый храм для Русского Юга

Проект нового собора Сретенского монастыря в Москве
Проект нового собора Сретенского монастыря в Москве

Храм 40 Севастийских мучеников

Храм Святой Троицы

Храм Петра и Павла

Четырехстолпный храм

Городской храм

Проект подворья Валаамского монастыря на Левашовском кладбище

Проект подворья Валаамского монастыря на Левашовском кладбище

Храм Воскресения Христова

Проект русского культурного центра в Рейкьявике

Проект деревянного храма

Базилика 21. 1. 1 и Базилика 21. 2

Проект деревянного храма (2014)

Возможность абсолютной архитектуры. Описания проекта нет.

Выложу еще ряд проектов, где архитекторы пытаются по-новому осмыслить образ храма.

Проекты для русского центра в Париже, реализуется последний, золотой.

И просто чего попалось

simeonnМои генеалогические изыскания получили продолжение. Я вновь решил обратиться к электронным базам Тобольского архива, которые как оказалось, были обновлены в начале этого года, что позволило мне наконец открыть переписные листы первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г.. Сначала данные я искал по д. Медвежьей Курганского уезда, т.к. местом рождения моего прадеда указана д. Медвежье, но там не оказалось ни одного Васильева, прикинул, что видимо кто-то из Васильевых туда перебрался уже после переписи, между 1897 и 1899 гг.  Тогда я обратился к переписным листам д. Участко-Чинеевской Курганского уезда, Чинеевской волости, которая была основана переселенцами из Псковской губернии, в числе которых, как я предполагал были и мои предки. Прощелкав кучу листов, я нашел наконец то, что мне было нужно! Я знал что отчество Анемподиста — Власович. Соответсвенно мне нужно было найти Власа Васильева, что я успешно и сделал.Итак, самый важный документ:
Перепись велась по дворам. Хозяином двора являлся мой прапрапрапрадед — Василий Антонович Васильев.
Жилой дом был один, деревянный.На обороте идет перепись всех, кто проживает с хозяином дома, т.е. его семья.Поскольку это скриншот из архивной базы, то качество тут хромает, а скачивать они не дают.Так что расшифровываю:

Васильев Василий Антонович, пол мужской, хозяин, 63 года, крестьянин из государственных, родился в Псковской губернии, Псковского уезда, прописан здесь, вероисповедание — Поморского согласия, (т.е. старообрядец, что для меня полнейшая неожиданость, я знал, что кто-то был старообрядцем, но я думал, что по женской линии). Родной язык русский, неграмотен, земледелец, хозяин.

 «Пимокат хозяин», это тот кто делал валяную обувь, валенки, чёсанки. Так что видимо занимались и таким ремеслом.Дальше идут его жена — Мария Ивановна Васильева, 64 года.

Его сын — Федор Васильевич Васильев 40 лет. (мой прапрапрадед)

Сноха (жена сына) —  Матрена Ивановна Васильева 43 года.

Внук — Влас Федорович Васильев 19 лет. (мой прапрадед) что интересно — грамотен! Написано, что учился дома.

Внук Иван Федорович Васильев 10 лет.и три внучки — Федосья, Наталья, Авдотья (17 лет, 8 лет и 1 год).А еще был 1 работник, что говорит о некоторой зажиточности семейства, что неудивительно для старообрядцев.

Еще раньше я нашел ревизские сказки Чинеевского участка за 1859 год и выделил эту семью:

Хозяином является Антон Лукич Васильев 62,5 года, причислен к Тобольской губернии 27 июля 1853 года, указ под номером 6725 из Псковских переселенцев.его Жена Ульяна Федоровна 53,5 лет.

его сын Василий, здесь ему 25,5 лет.

сноха — Марья Ивановна 25 лет.

его внук Федор 1,5 года.

другой сын — Антон 17,5 лет.А еще раньше я нашел тот самый список переселенцев из Псковской губернии, в челябинском электронном архиве. Это было самое первое, что я вообще нашел по этой теме, уже тогда эту семью я выделил как наиболее вероятных предков.

Таким образом я пришел из конца к началу.

Приехал Антон Лукич сюда из Посадской волости Псковского уезда Псковской губернии деревни Крюково, которая все еще существует.

Деревень с таким названием в Псковской области несколько, но путем всяческих сопоставлений я пришел к пониманию какая именно та. До Эстонии с Латвией рукой подать.

Но Предки сделали иной выбор:)Нашел еще ревизские сказки переселенцев Псковской губернии за 1850 год, там фигурирует наше семейство. Этот документ проводит некоторые уточнения.

Лутьян Васильев. Лутьян это разговораная форма имени Лукиан(Лука), родился в 1765 г., умер 1837 г.

его сын Иван Васильев (1793-1840)

Антон Васильев, который и переселился в Чинеевский участок

Антоновы сыновья:

Василий Васильев

Антон Васильев

У жены тут почему-то имя Иринья, а в ревизской сказке по Тобольской губернии в 1859 году — Ульяна.

Дочери Антона Васильева, с ним переселившиеся в Курганский уезд:

Авдотья, Марфа, Авдотья, и похоже на имя Мавра.

Переселение произошло в 1846 году. Землю под переселение выделили в 1847 году. Переселялись прежде всего из-за перенаселенности и недостатка пахотных земель. Возможно сказался и религиозный фактор.

Если по прямым предкам выстраивать, то выходит так:

Для дальнешего развития исследования необходимо обращаться уже в Псковские архивы, которые пока не имеют электронных доступов, что затрудняет процесс сбора информации. Постараюсь поискать информацию по старообрядцам поморского согласия в Курганском уезде и в Псковской земле.

Учитывая, что все эти данные я получил не выходя из дома, и проскочил весь XIX век, то результат определенно радует.

Page 3

?

|

simeonnНашел еще ревизские сказки переселенцев Псковской губернии за 1850 год, там фигурирует наше семейство. Этот документ проводит некоторые уточнения.

Лутьян Васильев. Лутьян это разговорная форма имени Лукиан(Лука), родился в 1765 г., умер 1837 г.

его сын Иван Васильев (1793-1840)

Антон Васильев, который и переселился в Чинеевский участок

Антоновы сыновья:

Василий Васильев

Антон ВасильевУ жены тут почему-то имя Иринья, а в ревизской сказке по Тобольской губернии в 1859 году — Ульяна.Дочери Антона Васильева, с ним переселившиеся в Курганский уезд:Авдотья, Марфа, Авдотья, и похоже на имя Мавра.

Переселение произошло в 1846 году.

Источник: https://simeonn.livejournal.com/8477.html

Митрополит Антоний: Какой должна быть современная храмовая архитектура?

Современная архитектура храмов. О храмовом зодчестве

К сожалению, более чем за семидесятилетнюю богоборческую эпоху мы потеряли эволюционную «духовную нить» в православном храмостроении. В большинстве современных проектов идёт сознательное заимствование прошлой архитектурной практики. Здесь есть как положительные, так и отрицательные стороны.

Положительное в этом то, что методы уже апробированы, и решения каких-то архитектурных задач были сделаны в прошлом (изменились только способы строительства и материал). Отрицательное – поле художественных средств храмостроения уменьшается, если исходить только из «историзма» постройки.

Зодчий, как например, иконописец, должен развивать свой творческий потенциал, опираясь на богословие, каноны, традицию и практику. Сейчас трудно найти архитектора с духовным образованием, и поэтому задача священника (заказчика) грамотно разъяснить и правильно указать на требования к постройке.

Нельзя забывать, что ответственность за конечный результат несут оба.

Возможно, в будущем, можно поднять вопрос о создании общей специализированной комиссии для рассмотрения архитектурных проектов постройки новых храмов, которая, в свою очередь, будет определять направления развития нашего православного зодчества с учётом богатого национального наследия, а также искать решения сложных творческих задач храмостроения.

Смешения архитектурных стилей и смелые новации в сегодняшнем храмостроении должны, в первую очередь, пройти проверку временем. Возможно, будущие поколения воспримут их как традиционные для своего времени.

Для воцерковлённого человека храм не может быть только «объектом созерцания»

— Иногда архитектурные критики и искусствоведы отмечают, мол, в современном храме должно быть много света, “много воздуха”. Но иногда в таких новых храмах чувствуешь себя не очень уютно и тянет помолиться в полумраке “традиционных” церквей.

  Порой, в стремлении к большей торжественности архитектор вносит в интерьер храма всё “самое-самое”. Здесь и раззолоченный иконостас с обильной резьбой, и витражи, и мозаики… Но в результате получается что-то очень пестрое и кричащее.

Где та грань, за которой заканчивается гармония и начинается китч? Ведь прежние мастера Византии и Древней Руси умели тонко это чувствовать. Почему же в наше время это не всегда удается?

— В храме происходит духовное рождение человека, его преображение, здесь совершаются все церковные Таинства – Евхаристия, Венчание, Крещение и другие. Верующие приходят в храм ради духовного единения с Богом. Соответственно всё внешнее (раззолоченный иконостас, витражи, мозаики и т.д.) – вторично.

Для воцерковлённого человека храм не может быть исключительно «объектом созерцания». При этом традиционно и исторически так сложилось, что для православного христианина место молитвенного стояния должно быть благолепным – эстетически красивым.

Интерьер или экстерьер храма кому-то может нравиться или не нравиться, у каждого свой культурный уровень и воспитание. Но с этим нужно считаться и учитывать в современном храмовом зодчестве.

Общецерковная культура и знание национальных и местных традиций храмостроения очень важны на сегодняшний день.

Мастера Византии и Древней Руси чётко привязывали архитектуру храма к литургической жизни, вот почему вершиной их творчества стала крестово-купольная система, как наиболее подходящая для богослужения. Например, Успенский собор Киево-Печерской Лавры (ХІ в.) был образцом для православных зодчих вплоть до ХV в.

Моя малая родина очень богата на деревянное церковное зодчество

— Какие традиционные стили лично Вам больше по вкусу? Римские базилики, храмы Византии и домонгольской Руси, украинское барокко, классицизм, модерн…
— Все вышеперечисленные стили хорошо сочетаются в народном деревянном храмостроении.

Это огромный пласт нашей культуры, который выявляет трепетное, благоговейное отношение украинского народа к православному храму. В этом проявляется и этнокультурная особенность каждого региона нашей страны. Это близко и мне.

Моя малая родина – Закарпатье – очень богата на деревянное церковное зодчество, в котором органично переплетаются многовековые христианские и народные традиции.

Главное — чтобы не были нарушены принципы архитектуры храма и чтобы было удобно молиться

— Каким же главным критериям, по Вашему мнению, должен соответствовать православный храм в наши дни?
— Необходимо сохранять такие черты архитектуры, которые бы указывали на ее национальную принадлежность, определялись христианской культурой и спецификой исторического пути.

Храм, как строение, нельзя ограничивать каким-то одним архитектурным стилем или направлением. Главное, чтобы не были нарушены общие принципы архитектурной организации храма, чтобы в его литургическом пространстве сочеталось удобство служения клира и молитвенное пребывание верных.

Это можно отнести и к очень важной составляющей храма – его росписям.

Как сказал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, «Современная храмовая архитектура призвана учитывать в своем развитии принцип гармоничного сочетания новых форм и стилей с уже устоявшимися в истории традициями зодчества».

Источник: https://pravlife.org/el/node/903

Современный храм – аскетичный, функциональный, нетиповой?

Современная архитектура храмов. О храмовом зодчестве

20 января в рамках Рождественских образовательных чтений прошла конференция «Современная храмовая архитектура: традиции и современность». О том, каким должен быть современный православный храм, рассуждали строители храмов и их заказчики.

АрхиепископЕгорьевскийМарк, председательфинансовохозяйственногоуправленияРусскойПравославнойЦеркви:

Иногда, посещая стройки, проходится слышать, сколько нужно кубов бетона и у кого заказывать окна. Но нечасто люди говорят о красоте и о том, как храм впишется в окружающий ландшафт.

Архиепископ Егорьевский Марк во время доклада

У нас продвинулись многие области – мозаика и стенопись, ювелирное искусство. Увы, архитектура пока отстает.

Проблема и в том, что многие архитекторы эгоистичны. Они не думают о том, как храм потом будет расписан, где встанет иконостас и расположится хор. У нас недостаток синергии.

Вторая проблема: очень часто, строя храм, архитекторы слепо копируют образцы XIV-XV века. А в это время на Западе возникают храмы, которые на храмы-то не похожи. Во всём должна быть мера, но не должно быть рабского подражания традиции.

Мне же поручено заниматься московской программой «200 храмов». Первоначально предполагалось, что храмы там будут типовые и быстровозводимые. Но оказалось, что и храмы строят нетиповые, и возводят их небыстро. Но, может быть, в этом случае проще иногда заказывать индивидуальные проекты.

Некоторые храмы, выбранные в своё время комиссией, красивы, но очень непросты в ремонте, который не сделать без лесов и подъемных кранов, и дороги в эксплуатации – например, в случае, если предусмотрено тепловое отопление.

Архиепископ Егорьевский Марк

На мой взгляд, нам нужно иметь недорогие проекты быстровозводимых храмов, которые ставятся как временные или невременные, как только оформляется земля. И у нас есть примеры, когда вокруг такого храма потом возникает община и воскресная школа, и община начинает жить.

Надо ли строить такие времянки, если люди, даже светские, стремятся к красоте, и даже собрание Отцов, название которого у нас обычно переводят как «Добротолюбие», на самом деле переводится как «любовь к красоте». Но, на мой взгляд, в нынешних условиях кризиса о недорогих временных храмах тоже подумать надо.

Во все эпохи храм был передовым образцом архитектуры

СергейОлеговичКузнецовглавныйархитекторгородаМосквы:

Одна из актуальных современных проблем – качество храмовых проектов. Любой человек, который обучался архитектуре, может подтвердить, что как примеры архитектуры любой эпохи в институтских программах приводят обычно храмы.

Сергей Кузнецов

Очень печально, что этот статус передового края архитектуры храмовое зодчество утратило. Наша задача – его вернуть.

Что до задачи быстровозводимых храмов, я постоянно думаю о том, почему у нас мало строят из дерева – исконно российского и возобновляемого материала.

И я, и команда «Москомархитектуры» с удовольствием будем участвовать в этих творческих поисках и сделаем всё возможное для того, чтобы способствовать развитию московского храмостроительства.

«Архитектурный эксклюзив» и «архитектурный ширпотреб»

МитрополитНижегородскийиАрзамасскийГеоргий:

Есть две проблемы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, – наше невежество и низкий уровень управления строительством. Если мы хотим иметь хорошие храмы по внешнему виду и функциональности, нужны хорошие проектные работы.

Руководить всем должен архитектор, потому что как только в ситуацию вмешивается кто-то ещё – даже наместник, – единый ансамбль рассыпается.

Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий

Вторая проблема – а кто будет строить? Если храм проектирует человек, который вчера строил кинотеатр, а сегодня – торговый центр, получается невесть что – помещение массового пребывания.

С другой стороны, заказчик должен доверять автору проекта. Потому что если заказчик то и дело прибегает: «Окна мне нужны только такие», – из первоначальной идеи получается нечто разностильное.

Архитектор должен сопровождать и строительство. Потому что попытки заказчика найти мастеров и материалы подешевле иногда приводят к тому, что приходится решать проблемы в уже готовом здании.

У себя в епархии я отобрал несколько мастерских, которые могут обеспечить качество и, в то же время, делают некоторую экспертизу проектов. Потому что «свалиться в эксклюзив» в деле храмоздательства так же опасно, как «свалиться в ширпотреб».

Было бы полезно обязать проектные мастерские ещё и обслуживать свои храмы. Тогда вопрос излишне дорогого отопления в проектах был бы решён.

То есть, важен вопрос не только строительства, но поддержания и сохранения храмов. Если новопостроенный храм через три года закоптился, следует, на мой взгляд, разобраться, не вина ли это проектировщика.

Образ современного храма аскеза

ЕпископНижнетагильскийиСеровскийИннокентий:

Мне кажется, наша церковная архитектура должна быть универсальной. Когда нужно, следует проектировать храмы с богатым декором. Но иногда нужен минимализм.

Например, если пересчитывать на количество населения, то в нашей епархии храмов нужно сорок или пятьдесят. Но ведь храм – не стоянка, его просто по количеству людей считать нельзя.

Когда говорят о храмах «низкобюджетных», нужно иметь в виду, что у нас всегда будут окраины, где денег мало и будет ещё меньше.

Епископ Нижнетагильский и Серовский Иннокентий

Жаль, что у нас нет «министерства церковного искусства». Нам проще архитекторов и строителей пригласить. Во Владимирской епархии епархиальный архитектор у меня был, в нынешней – я могу о таком человеке в штате только мечтать.

Зато у нас есть много храмов в полуподвальных комнатах, в трансформаторных будках и посёлков, про которые говорят: «Они умирают».

На мой взгляд, нам нужно создать образ современного храма. И в современном состоянии этот образ должен быть аскетичным. И как икона – это «умозрение в красках», так храм должен быть «аскезой в архитектуре».

Да, нам нужны и мобильные, и сборно-разборные храмы – командование военных частей давно у меня их просит. Но образ храма и всеобщий архитектурный ликбез нам нужен больше.

«200 храмов»: «качественные итоги» программы

ПротоиерейАндрей Юревич, главныйархитекторФинансовохозяйственногоуправленияРПЦ:

Прошло почти пять лет, с тех пор, как в Москве стартовала программа «200 храмов». Итоги, которые обычно по ней подводят, количественные – сколько участков выделено, храмов построено и т.д. Но о качестве говорят редко.

Изначально планировалось, что в основу программы будет положен модульный храм-конструктор, потом от неё отказались. Решили остановиться на так называемых «типовых проектах».

Протоиерей Андрей Юревич (в центре)

Однако образцовые проекты исторически если разрабатывались, то для провинции, где всегда были проблемы со строительными кадрами. Для столиц же были характерны индивидуальные проекты, и на них же настаивают батюшки, микрорайоны у которых и так типовые. Дескать, пусть в микрорайоне одинаковых многоэтажек хотя бы храм будет нетиповой.

К тому же типовое домостроительство предполагает заводы типовых конструкций, которые производятся партиями. Для храмов такого производства нет, каждый из них всё равно возводится как индивидуальный проект. В итоге вся экономия – несколько десятков тысяч рублей на проектирование, которые большой московский приход всегда найдёт.

Большинство проектов не продуманны. Там не только нет подсобных помещений, не предусмотрено место под хор, гардероб, пономарку, комнату для многодетных мам с детьми. Всё это отрезается от основного объёма, и в итоге храм получается совсем небольшим. А в случае с Москвой возведение храма на 200-250 человек, на мой взгляд, вообще не имеет смысла.

Выход – разработку типовых проектов надо продолжать, а сами проекты – додумывать, в том числе используя проект типа «базилика» – он прост для возведения и может варьироваться во внутреннем наполнении.

До сих пор дом причта планируется как отдельное строение. Было бы интересно делать цельные комплексы, где бы храмовое помещение было вписано в комплекс хозяйственных помещений. Это позволило бы сэкономить на подведении коммуникаций и решило бы проблему городской застройки, где нередко участок выделяется исключительно под площадь храма – тогда все службы располагаются в нижних этажах.

Полезен ли взгляд на Запад?

СергейВалерьевичЧапнин, главныйредакторжурнала «Храмоздатель»:

Журнал «Храмоздатель» был задуман как площадка для обмена мнениями. К сожалению, чаще, чем раз в год, собирать большие конференции пока не получается.

Но итоги их надо публиковать не только в заметках и в новостях, но в обширных статьях. И мы рады предложить для этого площадку, к которой присоединились уже и скульпторы, и иконописцы, у которых, как оказалось, нет своего журнала.

Сергей Чапнин

Одна из перспектив развития храмового зодчества, на мой взгляд, – это не только следование традиции, но и взгляд на Запад, где тоже есть очень интересные традиции.

Например, очень интересную статью для нас в своё время написал главный архитектор Саграда Фамилия, и многие православные священники отмечали, что рассказ о строительстве такого выдающегося храма способен обогатить и православную традицию.

О критериях выбора проектов и авторском праве

МихаилЮрьевичКеслер, председательэкспертногосоветаГильдиихрамоздателей, членсоветапоархитектуреСАР:

До сих пор критерии выбора проектов чётко не зафиксированы.

Во-первых, конечно, это должно быть следование канонической традиции. Беда, что многие понимают её по-разному — от слепого копирования образцов до абсолютной игры воображения. Увы, к тому же, современные архитекторы плохо знают службу, и это отражается на функциональности.

Благолепие – это не обилие декора, а знание пропорций древней архитектуры и использование материалов современных, но рукотворных – резьбы, а не литого камня, позолоты, а не нитрида титана.

Функциональность тоже важна для современного храма.

Все эти критерии мы учитывали при проведении конкурса храмовых проектов. К сожалению, из двухсот присланных проектов удалось выбрать около тридцати.

Хочу обратить внимание присутствующих также на то, что при дальнейшем использовании проектов должно неукоснительно соблюдаться законодательство об авторском праве.

***

В рамках конференции были также вручены дипломы победителям конкурса проектов храмового зодчества.

Андрей Анисимов, заслуженный архитектор России. Создатель «Гильдии храмоздателей» глава группы архитекторов и реставраторов «Мастерские Анисимова»

Фото Анны Гальперной

Источник: https://www.pravmir.ru/sovremennyiy-hram-asketichnyiy-funktsionalnyiy-netipovoy/

Допустима ли смелая архитектура в православном храме

Современная архитектура храмов. О храмовом зодчестве

Почему некоторые считают, что облик современного храмового сооружения требует обновления

Если за рубежом строить храмы приглашают самых авангардных архитекторов – достаточно вспомнить Капеллу в Роншане знаменитого французского модерниста Ле Корбюзье, Храм Света японского архитектора Тадао Андо, Часовню Брата Клауса швейцарца Петера Цумтора или Кафедральный собор в городе Бразилиа латиноамериканца Оскара Нимейера – то у нас с храмовой архитектурой экспериментировать как-то не принято. Архитектурный код наших религиозных сооружений законсервировался на этапе древнерусских «закомаров» и «кокошников». Но и у нас в последнее время стали случаться прорывы. Один из них – проект православного храма на Верейской улице в Москве, который, похоже, все-таки построят.

Таким будет храм Игнатия Богоносца на Верейской улице

Через стеклянную стену будет виден уникальный природный ландшафт 

Новость, появившаяся в Интернете, стала чуть ли не сенсацией: Московская Патриархия одобрила проект храма священномученика Игнатия Богоносца, который планируется к возведению на Верейской улице.

Храм сильно отличается от строящихся в последнее время храмовых комплексов.

Он более чем лаконичен, в нем нет традиционных росписей, а стена, к которой примыкает алтарь, спроектирована стеклянной – благодаря этому прихожанам будет доступен роскошный вид на природный заказник — долину реки Сетуни. 

Обычно алтарь в православном храме отделяется высоким иконостасом, который полностью скрывает пространство, где происходит таинство священнослужения. Здесь алтарная преграда будет низкой, а иконостас – одноуровневым. Такая планировка принята в раннем христианстве, и сегодня, в привычных храмах, почти не применяется. 

— Должен сразу отметить, что в России настороженно относятся к современным архитектурным решениям в плане строительства храмов, и то, что этот проект появился, – маленькое чудо, — заметил на днях главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. — Архитекторы сумели сохранить все традиционные для храмового зодчества элементы, добавив новаторские детали. 

Храм спроектирован Саидом Джабраиловым из бюро «Архитекторы А.Р.Е.А.Л.» при участии Валерия Лизунова с Анжелы Моисеевой из бюро Archpoint, которые специализируются на общественных пространствах. Инициатором и заказчиком проекта выступил настоятель храма иеромонах Иона.

Храм Игнатия Богоносца при вечернем освещении

— В основе проекта лежит классическая крестово-купольная система. Кровля визуально  опускается до земли, храм как будто вырастает из нее.

Перекрытие подклета, вертикальные несущие конструкции, наружные лестницы, своды, шатер и барабан будут отлиты из монолитного железобетона. Фасад предполагается обшить стеклофибробетонными плитами, а кровлю и купол — стеклофибробетоном или стеклопластиком.

Крест на куполе будет сделан из триплекса с возможностью подсветки – так описывает свой проект автор Саид Джабраилов.

В храме сможет молиться одновременно до 500 прихожан. Его внутренние помещения максимально функциональны – архитекторы постарались сделать все конструктивные части храма одновременно и декоративными.

Например, в стенах есть встроенные ниши для икон и выступающие подставки для свечей, над которыми находится оформленная в виде рельефа стены вытяжка.

Прообразом для храма на Верейской улице послужила знаменитая Церковь Спаса Преображения на Ильине улице в Великом Новгороде, построенная в XIV веке. В те времена использовалось минимальное количество декоративных элементов.

Храм не Верейской улице. Экстерьер

Долой храм-хрущевку, даешь – храм-эксклюзив!

Между тем, не только архитекторы, но и многие служители церкви сегодня считают, что  облик православного храма требует обновления.

  Не зря Московский патриархат, совместно с Гильдией храмоздателей и Союзом архитекторов России теперь регулярно проводит архитектурные конкурсы на  лучший проект современного храмового комплекса.

Среди архитектурных решений, представленных на эти конкурсы, есть и  очень смелые.

По словам  заместителя начальника отдела по строительству православных храмов Финансово-хозяйственного управления Русской православной церкви, протоиерея Андрея Юревича (он и сам в прошлом архитектор, имеющий диплом МАРХИ) сегодня строится много безликих храмов. Их в среде священников называют храмами-хрущевками. Но как из хрущевок нужно переселять людей в более благоустроенное жилье, так и из безликих храмов нужно «переселять» приход в красивые и впечатляющие храмовые сооружения.

Храм должен быть удобным и для священника, и для прихожанина.

Очень частая, например, ошибка, когда комплекс строится без притвора — а ведь в современном храме обязательно нужно помещение, где продают свечи, иконы, где располагаются — уж извините за такие бытовые подробности – гардероб и туалетная комната.

Кроме того, современный храм должен соответствовать требованиям энергоэффективности – экономить тепло. Укладываться в противопожарные нормы. Как любое здание, он проходит строительную экспертизу.

Появились новые требования и к эстетике здания, предназначенного для отправления религиозного культа. Важным признаком современности теперь считается отсутствие росписи в храме.

Храм на Верейской улице. Внутреннее убранство.

— Считаю, что не стоит забивать храмовые интерьеры декором, — поделился своим мнением председатель правления Гильдии храмоздателей, успешный архитектор, с большим опытом храмостроения Андрей Анисимов. – Во-первых, это дорого.

Во-вторых, когда вы приходите в храм, который расписан полностью, это отвлекает от молитвы. Раньше стены покрывали росписью, потому что большая часть населения была неграмотной. И по таким картинкам люди изучали Святое писание.

Сейчас в таких иллюстрациях с продолжением, своего рода комиксах, необходимости нет.

— Да ладно бы еще роспись была на достойном уровне, — сетует отец Андрей Юревич. – А то ведь порой самого низкого качества. Так что иногда лучше любоваться идеально белыми стенами и думать о вечном.

Много споров сейчас по поводу того, как нужно располагать алтарь.

Одни по-прежнему считают, что алтарная часть —  это сокровенное мест, куда категорически запрещено входить посторонним. Другие придерживаются мнения, что правила должны стать более демократичными: и если уж алтарь по-прежнему закрыт для не-служителей церкви, то его можно хотя бы «приблизить» к верующим.

 Сегодня православные архитекторы пришли к тому, что в храме обязательно должно быть отделено место для исповеди. В идеале, это отдельное помещение.

Храм на Верейской улице. Алтарная часть.

— Да, считаю, что здесь уместен опыт католических храмов, — считает Андрей Анисимов. – Но, думаю, времена, когда бабушки жались у стеночки, впопыхах исповедуясь батюшке, наверное, прошли.

Справедливости ради, заметим, к проекту храма на Верейской улице даже сами архитекторы относятся по-разному. Некоторые не считают новаторские идеи, которые здесь применены, лучшим и допустимым решением.  

— Современная архитектура не в том, чтобы самовыразиться, или, тем паче, эпатировать кого-то, она в том, чтобы максимально соответствовать изменившимся запросам церкви, — убеждены представители Гильдии храмоздателей, которая активно занимается проектированием храмовых комплексов. — Храму сейчас жизненно необходимы не только ритуальные, но и общественные пространства. И тут – почему бы нет — вполне допустим деликатный эксперимент с архитектурными формами, с условием, конечно, что они укладываются в наши традиции. 

С заботой о людях

…Между тем, проект храма на Верейской улице недавно был представлен на международном конкурсе религиозной архитектуры Faith & Form Awards. И победил!

— Мы хотели бы построить современный и комфортный для всех поколений прихожан храм, который при этом будет восходить к традициям псковско-новгородского зодчества, — сказал по итогам конкурса один из авторов проекта Валерий Лизунов (Archpoint) — Внутреннее убранство содержит небольшое количество деталей, но все они — функциональны. Предусмотрены вытяжки, чтобы свечи не коптили помещение, гардероб, чтобы прихожанам не было жарко, и они не складывали куртки в пространстве для молитв. Мы попытались спроектировать храм с заботой о людях, которые будут в нем находиться, — подытожил руководитель бюро Archpoint Валерий Лизунов. 

На наш взгляд, авторам это удалось.

Елена МАЦЕЙКО

Источник: https://rcmm.ru/arhitektura-i-proektirovanie/47447-dopustima-li-smelaja-arhitektura-v-pravoslavnom-hrame.html

Устройство православного храма внутри и снаружи: описание, фото, схемы + архитектурные особенности и ключевые элементы

Современная архитектура храмов. О храмовом зодчестве

Храм – это метафорический образ Ноева ковчега, который был построен для спасения человечества от страшной погибели. Со времен зарождения христианства церкви возводятся для мирян, чтобы те могли спасти свои души от греха. Практически каждый день в храмах проводятся великие Таинства, богослужения или праздничные службы, и любой крещеный человек может принять участие в священнодействии.

Внешнее устройство православного храма

По традиции храмовые здания строятся главными воротами на запад, а алтарем – на восток.

Такое расположение символизирует божественный путь от тьмы к свету, по которому Бог ведет каждого верующего в Него.

Кроме того, вновь возведенный собор освящается и нарекается по имени какого-нибудь святого или в честь православного празднества (Покровский, Исаакиевский, Владимирский и др.).

Формы храма

В храмовой архитектуре существует четыре вида строений:

  • крестообразное – символизирует Крест, на котором был распят Иисус Христос, спасший Своей жертвой все человечество;
  • прямоугольное – является аллегорией Ноева ковчега, как символа спасения;
  • круглое – знаменует бесконечность православной церкви;
  • восьмиконечное – означает Вифлеемскую Звезду, зажегшуюся на небе в Рождественскую ночь.

Сегодня практически все соборы устроены в форме прямоугольника или креста, однако раньше зодчие активно возводили церкви и по другим геометрическим схемам.

Купол храма

Обязательным архитектурным элементом всех православных церквей является купол, венчающийся крестом. Количество голов при этом всегда нечетное и может достигать тринадцати единиц:

  • одна – означает единство Господа;
  • три – являются знаком Святой Троицы;
  • пять – знаменуют Спасителя и четырех апостолов, написавших Евангелие;
  • семь – по числу главных церковных Таинств;
  • тринадцать – символизируют Иисуса Христа и Его двенадцать учеников.

Разновидности церковных куполов

Церковные колокола

Устройство любого православного собора не обходится без колоколов. Именно они оповещают мирян о самых важных событиях церковной жизни. Звонница, как правило, возводится над главным входом или рядом с храмовым зданием. По характеру колокольного звона можно определить его значение:

  • благовест – медленный, размеренный звон, созывающий на великие праздники или торжественные богослужения;
  • трезвон – удары во все колокола, как символ радости от православного празднества;
  • перезвон – поочередный перебор, означающий погребальную службу.

В давние времена существовал еще один тип колокольного звона – набат, который оповещал жителей города или селения о надвигающейся опасности.

Крест на храме

Сколько бы ни было на соборе глав, все они увенчаны православными крестами. Последние бывают нескольких видов:

  • четырехугольный – вертикальную балку под прямым углом пересекает горизонтальная;
  • шестиугольный – похож на предыдущий, однако ниже расположена еще одна, наклонная балка с приподнятым левым концом;
  • восьмиконечный – это тот же шестиугольный крест, однако над горизонтальной балкой присутствует небольшая табличка с выгравированными словами: «Иисус Назарей, Царь Иудейский».

«Устройство православного храма»

В этом видеоролике рассказывается об особенностях строения Божьего дома.

Описание внутреннего строения храма

План современного православного собора основан на ветхозаветных канонах храмовой архитектуры. Сегодняшняя церковь имеет вид древней скинии и точно так же поделена на три основные составляющие: притвор, среднюю часть, алтарь.

Притвор

Располагается на западе и представляет собой преддверие средней части храма. Перед входом в него имеется небольшая возвышенность, носящая название паперть. Раньше здесь стояли оглашенные, так как до принятия крещения внутрь церкви им входить не позволялось. Позднее притвор стали использовать для некоторых божественных служб: литии, обручения, оглашения, очищения родильниц.

Внутреннее устройства христианского дома

Основная, или средняя часть

Это внутреннее помещение храма, где находятся все прихожане и проводятся основные священнодействия. Оно поделено на несколько зон, каждая из которых имеет свое значение.

Солея

Представляет собой низенькую ступеньку перед иконостасом, на которой во время службы стоит батюшка. Солея предназначена для того, чтобы участников богослужений было хорошо видно даже с дальнего конца храма. Особо значимой она была в древние времена, когда церкви плохо освещались и были слишком тесными, чтобы прихожане могли узреть священников, читающих молитвы.

Амвон

Являет собой продолжение солеи и имеет округлую, слегка вытянутую форму. Располагается амвон перед Царскими Вратами, прямо по центру иконостаса. На этом возвышении батюшка произносит проповеди, оглашает прошения, читает Святое Писание. По бокам амвона устроены небольшие ступеньки, по которым можно подняться к иконостасу.

Клирос

Здесь во время богослужений располагается церковный хор вместе с чтецами. Если храм большой, клиросов может быть несколько. Они, как правило, строятся там, где заканчивается солея, по обеим сторонам от входа в алтарь. Для каждого хора предназначен свой клирос, однако при повседневной службе певчие поют с одного места.

Иконостас

Это второй по важности элемент внутреннего убранства православного храма после алтаря. Он призван представить церковь как место сбора всех святых, возглавляемых Создателем. Сооружение представляет собой большую стену со святыми ликами, расположенными в строго определенном порядке:

  • на Царских Вратах изображается Благовещение Царицы Небесной вместе с иконами четырех апостолов, написавших Евангелие;
  • справа висит образ Спасителя;
  • за ним располагается икона, по имени которой освящен собор;
  • слева от Царских Врат располагают лик Пресвятой Девы Марии и самого почитаемого святого угодника;
  • на дополнительном входе в алтарь пишутся Архангелы;
  • над Благовещением изображается Тайная Вечеря, рядом с которой находятся образы двунадесятых празднеств;
  • над иконостасом располагается распятие;
  • рядом пишется лик Царицы Небесной и Иоанна Богослова.

СолеяКлиросИконостас

Алтарь

По традиции храмового зодчества его всегда устраивают на востоке, обращая к восходу небесного светила. Состоит он из нескольких частей:

  • Святого Престола, где совершаются Таинства;
  • небольшого возвышения в задней части для креста и семисвечника;
  • жертвенника, на котором подготавливаются Священные Дары;
  • маленьких помещений, где хранятся праздничные ризы и церковная утварь для богослужений.

Основной частью алтаря является Святой Престол, который выглядит, как массивный квадратный стол, изготовленный из прочного камня или дерева. Метафорически он принадлежит самому Всевышнему. С него подается духовная пища, которая может вкушаться всеми верующими, с какой стороны света они бы ни пришли.

Схематическое изображение алтаря

Во время возведения церкви под Престол обязательно закладывают мощи святого. После освящения собора алтарь начинает символизировать Небесное Царство на земле и ассоциируется с райскими образами. Входить сюда разрешено только священникам, ведущим богослужение, или же Божьим помазанникам. Обычным прихожанам проход через Царские Врата строго запрещен.

Храм Господень, коим является здание православной церкви, имеет очень сложное строение. Современная православная архитектура берет свое начало с раннехристианских времен, а потому каждый элемент внутри или снаружи храма имеет глубокий сакральный смысл.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://MoiMolitvy.ru/duhovnaya-zhizn/ustroystvo-pravoslavnogo-hrama-3454/

Умный водитель
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: