Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Госдума запретила религиозным проповедникам ходить по домам Что же изменилось с новым законом для протестантов и как теперь с этим жить

Содержание
  1. Власти взялись за баптистов. В России начинается конфискация помещений
  2. Баптисты из Совета Церквей ЕХБ все чаще подвергаются штрафам за незаконную миссионерскую деятельность. 
  3. Политика по дискриминации христианской церкви, которая выжила в эпоху СССР, вызвала естественную эмоциональную реакцию верующих. 
  4. источник: invictory.com
  5. Абсурд, дилетантизм, произвол: эксперты и священнослужители — о «законе Яровой»
  6. Михаил Шахов (религиовед и правовед, профессор, доктор философских наук):
  7. Екатерина Элбакян (религиовед, профессор, доктор философских наук):
  8. Юрий Тихонравов (религиовед, философ, директор Центра изучения и развития межкультурных отношений):
  9. Андрей Себенцов (эксперт в области конституционного права):
  10. Роман Лункин (Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН):
  11. Мониторинг сми: штраф за библию и крещение с омоном: жизнь российских протестантов после «закона яровой»
  12. Калуга
  13. Орел
  14. Размытое понятие миссионерства
  15. Штраф за Библию и крещение с ОМОНом: жизнь российских протестантов после «закона Яровой»

Власти взялись за баптистов. В России начинается конфискация помещений

Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Госдума запретила религиозным проповедникам ходить по домам Что же изменилось с новым законом для протестантов и как теперь с этим жить

В советское время в наибольшей степени страдали те, кто был не согласен жить по атеистическим правилам и отказывался от регистрации в органах власти.

После перестройки и вплоть до принятия Закона Яровой в 2016 году нерегистрированные баптисты (Совет Церквей евангельских христиан-баптистов, движение возникло в 1960-е годы) жили и проповедовали спокойно, хотя и сохраняли подозрения в отношении властей. СЦ ЕХБ и сейчас принципиально не регистрирует церкви.

 История частично вернула баптистов в советское время и показала, что их подозрения были не беспочвенны. Мученикам советского времени снова запрещают молиться.

Самый вопиющий случай нарушения и здравого смысла и Конституции РФ — дело о конфискации земельного участка и Дома молитвы в Туле, в котором баптисты собираются уже 26 лет. Заместитель главного инспектора Тульской области по использованию и охране земель Виктория Ишутина вынесла постановление №118-УР-Т/17 от 31.08.

2017 о назначении им административного наказания в виде штрафа в размере 10 тыс. рублей каждому владельцу (их двое – это пенсионерки Ольга Астахова и Любовь Богданова) за использование земельного участка якобы не по назначению. Дом состоит из жилых комнат, а также помещений, где проводятся богослужения баптистской общины.

 

Протокол об административном нарушении был составлен в августе 2017 года госинспектором Тульской области по использованию и охране земель Анастасией Петрук.

В качестве доказательства нецелевого использования дома указано: наличие вывески с обозначением «Тульская церковь СЦ ЕХБ», на дверях здания имеется расписание работы библиотеки, фонотеки, а также указаны часы богослужения.

В Предписании об устранении выявленного нарушения от 3 августа 2017 года прямо заявлено, что после 8 февраля 2018 года земельный участок и Дом молитвы будут изъяты. 

Замглавного инспектора по охране земель В. И. Ишутина, по сообщению самой общины, сказала в беседе с верующими 31 августа 2017 года: «Судебной практики в вашем вопросе почти нет. Это будет случай. Если суд определит в вашем деле наличие административного правонарушения, такая практика будет использована по всей Тульской области».

Как сообщает Отдел заступничества Международного совета церквей ЕХБ (МСЦ ЕХБ), Ишутина обосновала своё постановление о штрафе так: «Религиозные организации вправе осуществлять богослужения и другие религиозные обряды в жилых помещениях, но не вправе использовать жилые дома и земельные участки, на которых они расположены, как культовые здания, без изменения его целевого использования в установленном законом порядке». При этом, Закон Яровой запрещает переводить жилое помещение в культовое и заниматься миссионерской деятельностью в жилом помещении (Жилищный Кодекс РФ, п.3.2. ст.22).

Верующие пытаются доказать, что надпись на здании «Дом молитвы» свидетельствует о разрешённом виде использования жилого помещения и не придаёт жилому дому какого-либо иного или дополнительного статуса.

 Поскольку п.2, ст.

16 Закона О свободе совести разрешает беспрепятственно проводить богослужения и религиозные обряды гражданами и религиозными группами в принадлежащих им на праве собственности жилых помещениях. 

Судя по тому, как власти поступают с баптистской общиной, складывается впечатление, что дело совсем не в соблюдении закона, а в наличии политического решения о ликвидации религиозной общины.

В октябре Тульские энергосети временно отключили дом от электрического и газового оборудования, в том числе и отопления. Чиновники неофициально заявили верующим, которые пытались узнать, что происходит: «Собирайте документы и переводите жилой дом на юридическое лицо!».

Верующие пытаются оспорить постановление о штрафе и протокол о нарушениях.

Баптисты из Совета Церквей ЕХБ все чаще подвергаются штрафам за незаконную миссионерскую деятельность. 

Для полиции легче всего штрафовать баптистов, послав к ним на богослужение в частный дом якобы интересующегося верой человека.

Затем пастора обвиняют в том, что у него нет зарегистрированной общины, а религиозная группа действует без уведомления, а значит и документов на право проповеди у него не может быть.

4 августа 2017 года мировой судья Почепского района Брянской области Саманцов К.

А. оштрафовал по такого рода делу пастора Дмитрия Бердникова на 15 тыс. рублей (основание – тайно сделанная видеозапись). 26 июля 2017 года судья Центрального районного суда г. Симферополя Гордиенко О. А. оштрафовал пастора Павла Шпака на 10 тыс. рублей.

(основание – показания двух учащихся школы полиции). 26 июля 2017 года мировой судья судебного участка №3 Ленинского района г. Воронежа Полянская И. В. Оштрафовала двух женщин из общины СЦ ЕХБ на 5 тыс. рублей каждую за то, что они дали прохожему на улице Евангелие и газету «Веришь ли ты?».

И это только часть судебных дел против СЦ ЕХБ по Закону Яровой.

Политика по дискриминации христианской церкви, которая выжила в эпоху СССР, вызвала естественную эмоциональную реакцию верующих. 

Тем более, что по своему мировоззрению общины Совета церквей ЕХБ не могут регистрироваться, и группы не будут уведомлять о своем существовании органы власти. Это значит, что баптисты пойдут на принцип – толпы верующих будут молиться и петь гимны, пока их Дом молитвы будут занимать судебные приставы. 

Отдел заступничества МСЦ ЕХБ приводит обращение баптистов Тульской области, в котором есть такие слова: 

«В прошлом беззакония властей стоили жизни и свободы тысячам верующих граждан. Жестокое прошлое призывает нас к бдительности в настоящем…. На нашем участке не выращивается ядовитое зелье, в доме не продаются наркотики, не происходит ничего того, что на законных основаниях пресекается.

Это заставляет задуматься: какой же закон и какой юрист осмелится отнести совместные молитвы Богу к такому разряду неразрешённого вида использования земли, что её могут отнять даже без суда? В годы разгула атеизма такое оскорбительное отношение к Богу, к храмам и молитвенным богослужениям было страшной нормой. 

… Мы ещё не успели забыть погромы помещений, где молились наши родители, защищая собой от ударов милицейской дубинки нас, своих малых детей, присутствующих на богослужении…. 

Если эта практика вступит в силу, то 70 тысяч христиан (столько членов церкви насчитывает братство МСЦ ЕХБ, а есть ещё не принявшая крещение молодёжь, подростки, дети) — все они — окажутся выброшенными на улицу и снова будут вынуждены проводить богослужения и в дождь, и в снег под открытым небом в загородных посадках, на лесных полянах, как это было в недалёком прошлом». 

Гонения на поистине героическое христианское движение, среди которого было много мучеников, пострадавших за веру, за право говорить о Боге и проводить богослужения, противоречат и закону, и человеческой морали, не говоря уже о евангельских принципах, общих для всех христиан. Это говорит о том, что по крайней мере часть российского общества готово по-советски унижать верующих, искать врагов, отыгрываться на слабых ради статистики и повышения по службе. Именно такого рода глупое беззаконие разрушает правовое цивилизованное общество. 

Первоначально статья была опубликована на сайте «Религия и право» адвокатского бюро «Славянский правовой центр».

источник: invictory.com

Источник: https://gcshelp.org/ru/novosti/cerkov-i-obshhestvo/vlasti_vzyalisj_za_baptistov_v_rossii_nachinaetsya_konfiskatsiya_pomescheniy.html

Абсурд, дилетантизм, произвол: эксперты и священнослужители — о «законе Яровой»

Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Госдума запретила религиозным проповедникам ходить по домам Что же изменилось с новым законом для протестантов и как теперь с этим жить

Принятый Госдумой РФ в пятницу 24 июня в окончательном чтении пакет «антитеррористических» поправок в законодательство, получивший известность как «закон Яровой», является крайне недоработанным, оскорбляет миллионы россиян и способен создать массу проблем для государства и общества. Такую оценку высказали опрошенные REF News авторитетные российские эксперты в области права и религии, а также известные священнослужители.
 

Михаил Шахов (религиовед и правовед, профессор, доктор философских наук):

Закон характеризуется удивительной терминологической и правовой безграмотностью, а также полной непредсказуемостью последствий. Это открывает дорогу для очень большого административного произвола.
Количество глупостей зашкаливает. Во-первых, это определение содержания миссионерской деятельности.

В нем говорится, что миссионерской деятельностью является «распространение веры и религиозных убеждений». Возникает вопрос: а как быть с распространением атеистических убеждений? То есть, пропагандировать материалистические убеждения можно везде и всюду безо всякого разрешения, а пропагандировать идею о том, что Бог есть — только на специально оговоренных условиях.

Неужели религиозные идеи вреднее, чем безбожные? Наша история в XX веке скорее свидетельствует об обратном.  

В перечень того, что понимается под распространением веры и религиозных убеждений в рамках миссионерской деятельности, согласно закону, входит и совершение богослужений.

Это живо напоминает про советскую реальность, когда священник приходил на кладбище совершить заупокойную службу, а уполномоченный по делам религий обвинял его в «публичном совершении богослужения».

В этом вопросе мы точно наступаем на советские грабли.

Кроме того, в законе упоминается «публичное совершение других религиозных обрядов».

Получается, что если гражданин, идя по улице, осенит себя крестных знамением при виде храма, то он публично совершает религиозный обряд. Новый закон ставит под вопрос право религиозных организаций совершать богослужения в медицинских и тюремных учреждениях.

В законе также отсутствует определение «религиозной литературы», распространение которой он ограничивает. Являются ли, например, богословские сочинения Владимира Соловьёва, который никогда не был официальным православным богословом, религиозной литературой? Это понятие нигде юридически не определено.

К миссионерской деятельности отнесено проведение молитвенных и религиозных собраний. Это одна из «прицельных» формулировок. Большое недовольство наших «сектогонителей» вызывали ситуации, когда религиозные меньшинства арендуют концертные залы или иные помещения.

К миссионерской деятельности относится и проповедническая деятельность, но что это такое, в законе не определено. Определить это невозможно. Как и в советское время, любой разговор о Боге можно подвести под понятие проповеднической деятельности.

Налицо набор нарушений формальной и юридической логики — одно неизвестное не определяется через другое неизвестное. Это возврат к крайним формам советского богоборчества, когда запрещалось любое религиозное присутствие в публичной сфере.

 

Екатерина Элбакян (религиовед, профессор, доктор философских наук):

Внесённые поправки выглядят дилетантскими. Во-первых, есть ощущение, что их делали не специалисты, а люди, которые плохо представляют, что такое религиозная сфера, кто такие верующие люди, какова их шкала ценностей, образ жизни и система взаимоотношений с внешним миром.

Во-вторых, налицо тот факт, что эти поправки ущемляют права практически всех верующих, особенно не принадлежащих к «титульным конфессиям». Характер этих поправок можно определить как дискриминационный.

Обращает на себя внимание запрет на миссионерскую деятельность в жилых помещениях. Особенно это связано с практиками протестантов. Богослужение часто заканчивается проповедью, что также может быть рассмотрено как миссионерская деятельность.

Довольно странным выглядит требование о наличии специального удостоверения у миссионеров. Традиционно членство в христианской церкви было анонимным, а в данном случае речь идёт о довольно жёстком учёте прихожан.

Иисус сказал своим ученикам: «Идите и научите все народы». Получается, что надо было требовать справки у апостолов?

Интересно, а каким образом мы с коллегами должны будем преподавать религиоведение? Не возьмут ли с нас крупный штраф за рассказ о разных религиозных организациях?
 

Юрий Тихонравов (религиовед, философ, директор Центра изучения и развития межкультурных отношений):

Свобода убеждений — это главная свобода человека. Выбирая ту или иную веру, то или иное мировоззрение, человек выбирает конечную цель своей жизни, то есть способ распорядиться своей жизнью. А по ряду воззрений, в том числе согласно православию, — не только этой, земной, временной, но и вечной жизнью.

Всякое ограничение данной свободы — это страшнейшее злодеяние перед человеком.

Те, кто берёт на себя дерзость посягать на эту свободу, примеряют на себя роль богов, то есть фактически обожествляют сами себя. Нет и не может быть ничего хуже.

Последствия подобных действий коснутся нас всех, и в том числе авторов подобных инициатив, их детей, родных, близких и т.п. Это своего рода проклятие.

Поэтому пока ещё жива надежда, что разум воспрепятствует осуществлению данного проекта.
 

Андрей Себенцов (эксперт в области конституционного права):

Закон не поддаётся критике с позиций здравомыслия, так как имеет с ними слишком мало общего.

Конституционное право каждого на поиск и распространение информации, право каждого иметь и распространять религиозные и иные убеждения (статьи 28-30 Конституции РФ), право на объединение для его авторов не существуют.

Статью 55 (ч. 2), запрещающую принятие законов, которые отменяют или умаляют права человека, они равнодушно презирают.

Совершенно диким представляется запрет миссионерской деятельности в жилых помещениях. Действующая редакция закона и так крайне дискриминационна для религиозных групп, оставив им жилище, по сути, как единственное место для свободной деятельности.

В Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 30 октября 2003 года, сказано, что законодатель «не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания».

Публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст.

55 Конституции, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей.

Представляется, что реальная опасность от пропаганды экстремизма в формах исламского миссионерства законопроектом не устраняется, а поводы для очередных гонений на религиозные меньшинства расширяются самым серьезным образом.

Добавлю, что и определение миссионерства неудачно. Это вопрос, для решения которого необходимо привлечение к обсуждению и получение согласия религиозных организаций.

(по материалам центра СОВА)
 

Роман Лункин (Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН):

Источник: https://ruvera.ru/articles/o_zakone_yarovoiy

Мониторинг сми: штраф за библию и крещение с омоном: жизнь российских протестантов после «закона яровой»

Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Госдума запретила религиозным проповедникам ходить по домам Что же изменилось с новым законом для протестантов и как теперь с этим жить

В России около 3 миллионов протестантов, из них более половины — евангельского толка: пятидесятники, харизматы, меннониты, баптисты и представители других схожих течений. Евангельские христиане появились в России в 1860-х годах и почти все время, кроме 1920-х и 1990-х годов, подвергались жестким гонениям — сначала как оппоненты православия, затем — коммунизма.

История повторяется, и вслед за «Свидетелями Иеговы» волна репрессий перешла на протестантов-евангелистов. По мнению экспертов, принятый в 2016 году «закон Яровой» с его определением незаконной миссионерской деятельности превратился в повод для грубого полицейского вмешательства в жизнь общин. Подробности изучили «Такие дела».

Юрий Иванов / РИА Новости

Калуга

Церковь евангельских христиан «Слово жизни» в Калуге судится с государством уже 19 лет — с момента покупки здания в 2000 году, рассказывает ее глава, епископ Альберт Ратников. После принятия «пакета Яровой» со стороны властей заметно вырос «градус абсурдности преследований», говорит пастор.

В сентябре 2016 года на большую церковную конференцию в Калуге, которую проводило «Слово жизни», прибыли евангелисты из США Александр Уитни и Давид Козан. Один из них вышел на сцену и произнес поздравительную речь, другой в это время сидел в церковном зале.

В тот же день на вечернюю службу с участием гостей, рассказывает пастор Альберт, пришли двое «сотрудников в штатском» с камерами и диктофонами. После окончания службы к нему подбежали несколько человек в форме.

«Нам сообщили, что у вас здесь в храме совершается правонарушение!» — цитирует пастор их слова.

Американцы провели всю ночь в отделе МВД, их допрашивали полицейские и представители местного управления ФСБ.

В административном деле евангелиста, оставшегося в зале, было написано: «Сидел, активно махал головой, соглашался [с проповедью]», вспоминает пастор, получивший доступ к делу через юристов из «Славянского правового центра».

Оба гостя получили штрафы по 3 тысячи рублей за нарушение миграционного законодательства — по версии обвинения, они занимались миссионерством и их туристическая виза не соответствовала этому занятию.

В марте 2018 года помощника пастора Константина Шахтенкова задержали по обвинению в нарушении «закона Яровой». Об этом пастору Альберту сообщил участковый: ему пришло письмо из ФСБ о «проведении оперативных мероприятий», в ходе которых была выявлена незаконная миссионерская деятельность.

У дома пастора ждал мужчина, которого Альберт Ратников посчитал «сотрудником [ФСБ] в штатском». Он показал ему внушительную папку с делом: на сайте общины было размещено приглашение на ежегодную церковную конференцию, которое прихожане распространяли в «ВКонтакте». «У него было прям делище, все было указано — кто, где, когда, с каких IP—адресов заходил», — вспоминает пастор.

Через юристов «Славянского правового центра», представлявшего интересы «Слова жизни», пастору удалось ознакомиться с делом. «Судья, видно, затянула. Или с нами просто не хотели связываться, потому что мы каждое действие оспариваем и шумим. Так или иначе, дело “Слова жизни” прекратили за давностью. Его начали рассматривать через 2-3 месяца после заведения», — вспоминает священник.

В папке, которую показывали Альберту Ратникову, фигурировала и другая пятидесятническая церковь — «Благодать». Ее обвиняли в незаконной миссионерской деятельности на основании приглашения двухлетней давности на Пасхальную службу и на концерт. «Благодать», как известно пастору, оштрафовали на 5 тысяч.

В последнюю субботу перед Пасхой 2019 года молодежь «Слова жизни» провела акцию — сделала из пенопласта несколько яиц и предложила прохожим написать на них, что, по их мнению, значит Пасха.

Полиция разогнала акцию и задержала нескольких подростков 14-15 лет и взрослых, в отделении их допрашивали о пропаганде экстремизма.

«Кто-то явно был недоволен, что Пасха завтра», — говорит епископ Альберт.

История закончилась без юридических последствий для церкви, только одному из взрослых прихожан пришлось написать объяснительную, почему он играл на гитаре песню «Прогулки по воде» группы «Наутилус Помпилиус».

Орел

Пятидесятническая церковь «Воскресение» из города Орла проводила библейский летний лагерь на протяжении 25 лет. Летом 2016 года лагерь разогнала полиция на основании «вовлечения детей в религиозную общину», рассказывает пастор «Воскресения» Павел Абашин. «Дети все были наших прихожан. Ну как дети — уже вполне осознанные подростки», — уточняет пастор.

Через месяц там же был задержан баптист Дональд Оссерваарде — гражданин США, который на тот момент уже почти 15 лет жил в Орле и был пастором небольшой общины, собиравшейся у него в квартире.

 В протоколе он написал: «Я, Оссерваарде, Дональд Джей, категорический не согласен, что я нарушил закон… Я не являюсь представителем религиозного объединения, поэтому я не мог бы заниматься миссионерской деятельностью, как определено в ФЗ № 125.

Я собираюсь в моем частном доме с друзьями, а это дело частного человека в частном доме и не разрушает закон». В итоге американец был оштрафован на 40 тысяч рублей и, как говорит пастор Павел, впоследствии выдворен из страны.

В 2017 году, продолжает Павел Абашин, бойцы ОМОНа разогнали водное крещение, несмотря на то, что члены «Воскресения» заранее уведомили городские власти о проведении ритуала. В протестантизме крещение в открытом водоеме — одно из двух священных таинств. В 2019 году церкви уже дважды отказали в проведении такого мероприятия.

По словам Абашина, в областном управлении ФСБ появились отдельные «миссионерские должности» и визиты на службы «людей в штатском» за три года стали обыденностью.

Самого пастора часто вызывали на допросы и, как он утверждает, пытались «вербовать».

«О чем я им должен докладывать? Где лежит моя Библия? Они думают, что если ты раз за границей побывал, то ты агент Госдепа, НАТО и всего остального», — сокрушается пастор Павел.

В 2018 году общинный центр, в котором «Воскресение» собиралось более десяти лет, после шести судебных разбирательств был закрыт из-за нарушений требований пожарной безопасности и создания «угрозы жизни граждан».

«Я всех поувольнял [в церкви], кроме одного секретаря. Сам я не получаю зарплату. Весь бюджет идет на всю эту волокиту — в месяц около 200 тысяч рублей, а то и больше.

Плюс надо платить за аренду помещения, где мы сейчас собираемся», — подсчитывает пастор Павел.

Павел Абашин был протестантом еще во времена СССР. То, что происходит сейчас, напоминает ему о 1970-х годах, когда за каждое богослужение община платила по 50 рублей при средней зарплате около 150 рублей в месяц.

«Но тогда милиционеры, когда мы начинали молиться, снимали фуражки в знак уважения. Сейчас они заваливаются к нам в общины, заламывают руки и делают что хотят.

У нас вроде бы есть закон о неуважении религиозных чувств — но наши религиозные чувства никто не собирается уважать», — говорит он.

Размытое понятие миссионерства

До принятия «закона Яровой» и появления юридического понятия о «незаконной миссионерской деятельности» такие истории вряд ли бы случились, говорят опрошенные ТД эксперты.

РуководительЦентра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин обозначает главную проблему новой юридической реальности — появление у полиции и других силовиков функций борьбы с «незаконным миссионерством» при крайней размытости самого понятия.

Роман Лункин приводит пример, когда на пастора одной из евангельских церквей завели дело о «незаконной миссионерской деятельности» за то, что в его квартире нашли Библию.

Согласно поправкам в жилом фонде запрещено любое миссионерство, и религиозную литературу в доме священника восприняли именно так.

Поправки из «пакета Яровой» устанавливают, что миссионерской деятельностью могут заниматься только зарегистрированные организации и только в специально предназначенных для этого помещениях.

По мнению религиоведа, «поправки Яровой» стали — в грубейшее нарушение прописанной в Конституции свободы совести — своеобразным налогом на религиозную жизнь для тех течений, которые государство считает своими противниками.

  К ним отнесли не только мусульман-салафитов, против которых изначально и задумывались изменения в законодательстве, но и, к примеру, приверженцев альтернативного православия в лице РПАЦ, ИПЦ и других «раскольничьих» церквей.

Они стараются работать на уничтожение, чтобы нас здесь не было

В последнее время главной мишенью этой «репрессивной практики» стали именно протестанты евангельского толка, продолжает эксперт. По данным исследовательского центра Forum18, из 159 человек и организаций, подвергшихся преследованию за «незаконную миссионерскую деятельность» в 2018 году, 50 были пятидесятническими, 39 — баптистскими.

Даже если такие истории проходят юридически бесследно, как для «Слова жизни», они отнимают много сил и денег.

Децентрализованная структура евангельских церквей не подразумевает единых бюджетов и даже касс взаимовыручки, рассказывает первый заместитель начальствующего епископа и управляющий делами Российского союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ) Константин Бендас. Сам он в 2016 году составил для единоверцев подробную инструкцию, как следовать всем новым указаниям «поправок Яровой».

В 2019 году в разговоре с «Такими делами» он признает, что при желании полиция и другие ведомства могут интерпретировать понятие «миссионерская деятельность» в нужную им сторону, и официальное разрешение на ее ведение не поможет.

К тому же из-за своей автономной структуры многие евангельские церкви просто не имеют ресурсов на процедуру официальной регистрации, тем более в условиях постоянного прессинга, который не ограничивается «законом Яровой», а задействует коммунальные, налоговые и пожарные службы.

По словам Бендаса, некоторые церкви из входящих в РОСХВЕ сейчас находятся на грани банкротства с долгами в несколько миллионов рублей. «Тут дело не только в Яровой и во взимании налогов. Православная религия [таким образом]зачищает под себя религиозное пространство. Они стараются работать на уничтожение, чтобы нас здесь не было», — считает епископ Павел Абашин.

«Суды, юристы — нескончаемая эпопея. Они как будто специально мытарят тебя», — подтверждает пастор Альберт Ратников. Каждый месяц церковь проходит минимум через одно заседание суда, но часто их намного больше. При этом большинство евангельских церквей существуют только на пожертвования прихожан, отмечает пастор.

Опрошенные «Такими делами» христиане-евангелисты говорят, что описанные ими процессы более-менее универсальны для городов европейской части России, где протестантам сейчас живется хуже всего.

В мае 2019 года Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу нижегородского отделения христиан-пятидесятников «Библейский центр “Посольство Иисуса”». Они собираются обжаловать нарушение по «закону Яровой», повлекшее в 2018 году штраф в 100 тысяч рублей.

«Незаконной миссионерской деятельностью» суд признал размещенное на сайте общины интервью со студенткой из Нигерии.

Источник: https://credo.press/225752/

Штраф за Библию и крещение с ОМОНом: жизнь российских протестантов после «закона Яровой»

Как жить протестантам после принятия «закона Яровой»? Госдума запретила религиозным проповедникам ходить по домам Что же изменилось с новым законом для протестантов и как теперь с этим жить

В России около 3 миллионов протестантов, из них более половины — евангельского толка: пятидесятники, харизматы, меннониты, баптисты и представители других схожих течений. Евангельские христиане появились в России в 1860-х годах и почти все время, кроме 1920-х и 1990-х годов, подвергались жестким гонениям — сначала как оппоненты православия, затем — коммунизма.

История повторяется, и вслед за «Свидетелями Иеговы» волна репрессий перешла на протестантов-евангелистов. По мнению экспертов, принятый в 2016 году «закон Яровой» с его определением незаконной миссионерской деятельности превратился в повод для грубого полицейского вмешательства в жизнь общин. Подробности изучили «Такие дела».

Юрий Иванов / РИА Новости

Умный водитель
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: